Пограничные состояния разума

Пограничные состояния разума

Таверна «У весёлого Дэвида и прекрасной Марии» стоит на высоком обрыве Северного моря.

Слава о таверне (правильнее было бы назвать её постоялым двором) гремит по большому побережью, а слухи о выходках некоторых её постояльцев ходят по всей Англии – так, недавно группа молодых людей во всеуслышание объявили, что празднуют наступление у местного петуха половой зрелости и приглашают участвовать всех желающих.

Меня зовут Дэвид. Название таверне давно придумал я и оно почти полностью нам соответствует. Правда сейчас весёлости у меня немного поубавилось, но Мария не растеряла своей красоты.

В таверне часто останавливаются моряки и после кружки-другой янтарного вкусного эля рассказывают о своих приключениях. Запомнился мне например долгий рассказ моряка с яхты какого-то безумно богатого лорда: во время морской прогулки недалеко от берега они нашли бутылку с полуразмытой запиской считавшегося погибшим капитана. Оказывается, что он жив и что ему удалось доплыть до… И вот тут-то текст записки оказался особенно испорченным и экипажу яхты удалось разобрать только лишь "37°11' южной широты"...

Рассказ другого постояльца - светловолосого крепкого человека средних лет - мне хочется практически целиком здесь привести лишь немного сократив и чуть изменив стиль его изложения. Рассказчик крепко выражался.

Марк постоянно останавливался у нас. По-видимому он очень много испытал в жизни, но никогда не распространялся про свои приключения. Не знаю, что побудило его в этот раз завести со мной разговор – эль, прекрасный вечер за окном или спокойное море… Скорее всего всё это вместе.

Итак, приступлю.